Rambler's Top100 Главная | Центр предвосхищения
 

 

 

Смысловые структуры современной картины мира.

Прогнозирование политических процессов на основании архетипических образов

 

Кравченко Сергей Антонович

 

 

  

Архетипические образы заполняют смыслами сознание отдельного человека, проявляясь в его деятельности и мышлении, становясь ключевым содержанием творчества в социальной и политической сферах. Культура народа пронизана многомерной пространственно-временной сетью архетипических сценариев, ключевые моменты которых синхронно совпадают с поворотными событиями в истории страны. Исследование смысловых структур архетипических сценариев может выявить основные социально-политические силы, процессы и события, как в настоящем времени, так и в прошедшем или в будущем. Данные сценарии содержат даже искусно скрываемую от огласки информацию, что придает их исследованию особую важность.

 

Прежде чем привести примеры пяти архетипических сценариев, ставших доступными нашему сознанию в интервале последних 17 лет, и отразивших некоторые ключевые события, смыслы и процессы в России, следует сказать, что архетипы можно разделить на живые (актуальные) и неживые (неактуальные). Живые приходят из бездны сознания без нашего на то соизволения и какого-либо волевого усилия, что происходит чаще всего в моменты измененных состояний сознания (ИСС). Неживые могут быть взяты из литературы, живописи или других продуктов культуры, которые в данный момент почему-то уже не продуцируются сознанием живущих в настоящий момент людей.

Живые архетипы могут иногда забываться или не осознаваться изначально, что не исключает их влияния на наше поведение и мышление. Прожив архетипический сценарий в ИСС, чем является, в том числе и сновидение, человек может его временно забыть, вместе с этим смысловой каркас сценария все же становится основанием для планирования, реагирования и принятия решений, при этом как бы сохраняется свобода воли и сознательное логическое мышление человека. Но человек в глубине души чувствует некую предопределенность своих отношений, поступков, решений или выборов, а понять их природу не всегда способен без дополнительного психоанализа. Если учесть, что архетипические образы пронизывают социальную среду как ветер хлебное поле, рисуя не нем свои искусные узоры, то можно предположить, что социально-политические события в значительной степени являются продуктом бессознательных архетипических процессов.

Понимая всю гипотетичность вышесказанного, все же у нас есть основание предполагать значительную зависимость деятельности политиков и социальных управленцев от сценариев архетипических структур, наполняющих собой сознание социальных групп, этносов и стран. При всем этом следует оставить за личностью политика или социального управленца потенциальную способность творить в своей жизни то, чего еще не было до него, выходя тем самым в акте своего социально-политического творчества за пределы предопределенности, за пределы культурно-исторической и архетипической обусловленности стиля мышления и поведения.

Первый сценарий. В начале 90-х было мне сновидение: я подхожу к перекрестку рядом с почтой и продуктовым магазином. Рядом с проезжей частью перекрестка лежит большой бурый медведь с распоротым брюхом. Его обступила дюжина известных всему миру людей. Среди них президент СССР М.Горбачев, президенты республик, в  том числе и зарубежных. Они горячо спорят о состоянии лежащего у их ног медведя. Брюхо огромного зверя распотрошено, а левый бок вместе с ребрами вытянут вверх, словно крышка рояля или подобно арфе, где тонкие и длинные ребра медведя выполняют функцию струн. Я приостановился неподалеку, и вижу, что Горбачев задает тон беседе, но стоит от туши медведя на метровом расстоянии, тогда как другие обступили его более плотно, и даже немного наклонились над ним, пытаясь играть на струнах-ребрах мертвого животного, и, видимо, желая получить его часть.

 В это же время распался Советский Союз. Очевидцы помнят, как огромная держава без сопротивления мгновенно потеряла жизнь, и в ее расчленении приняли участие президенты союзных республик, тогда как ее президент М.Горбачев был на некотором расстоянии от этого процесса.

Второй сценарий. В 1995 году снится мне, что нахожусь я в центральной части храма Василия Блаженного, который на Красной площади, и в котором раньше я никогда не бывал. В храме полумрак, справа от меня небольшая группа людей ожидает выхода священника. Среди них молодая женщина в одеждах эпохи зарождения христианства. Она держит на руках младенца, но я пока не вижу их лиц. Слева из-за иконостаса выходит священник с большой темной бородой, рослый, худощавый и в короткой рясе выше колен. Его одежда, словно накидка из шкур, внизу свисает неровным краем. Возможно это Иоанн креститель. Он смотрит с вожделением на женщину с младенцем. Она поворачивается, и мне видно ее божественно прекрасное лицо. Я понимаю, что это Матерь Божья. И тут же замечаю, что на руках вместо младенца она держит детеныша обезьяны. Я в замешательстве! Но почему-то только я.

Если проанализировать состояние России в середине 90-х годов, используя символические образы второго сценария, то можно сказать следующее:

1.      Матерь Божья присутствует в самом сердце России, но только кто-то подменил ей младенца сына  на детеныша мартышки. Видимо, Он где-то есть и развивается, потому творческая сила жизни будет присутствовать в России в скрытом виде, а подражание станет официальной государственной религией и стилем поведения власти. Когда истинный Сын займет свой престол, и будет ли это когда-либо?

2.      Люди, которые стоят рядом с Матерью Божьей, или не видят явного, так как слепы, или делают вид, что не видят подмены. Видит ли она то, что держит на своих руках, или делает это ради какой-то высшей цели?

3.      Предтеча жаждет событий, дабы исполнить свою миссию, но неужели тот, кому предначертано увидеть среди множества тысяч Одного, не видит подмены младенца?  И тот ли это Иоанн?

4.      Зрячие, восхищены красотой Матери, и одновременно находятся в замешательстве от незаурядности наблюдаемых событий. У них нет опыта, плана и решительности что-либо изменить. Видимо, должно пройти лет тридцать, чтобы произошло осознание, чтобы созрели мысли, и появилась решительность что-либо предпринять для исправления ситуации.

5.      Это может наступить в 2025 году. Творческая сила российского народа, родившаяся в середине 90-х годов, достигнет своей зрелости. Не заметить ее будет невозможно. Без особых усилий и благодаря ряду событий ее увидят все и признают за ней царственную роль. Только бы не распяли.

 Третий сценарий. Сновидение 2004 года. В маленькую крестьянскую избу уверенно входит обстриженный белобрысый сын-зек. Он проходит мимо лежащей на лежанке пожилой, болезненной по своей сути сестры и ее мужа, который так же, как и она безынициативный и потухший, так как он в чужой избе и давно смирился, что он мало что может в этой жизни. Дом серый, постель серая, и люди серые, смирные, бедные, безынициативные, потерявшие какие-либо ориентиры для созидания, сохранившие в себе только остатки инстинкта самосохранения. Лень, созерцание происходящего и присоединение к сильному, пусть и развратному, порочному, но настолько определенному, что это заражает слабых, бедных и растерянных. Зек во главе группы шпаны молча проходит мимо привставшей на постели сестры и подходит к лежащей за углом печи старухе матери.  За ним молча следует группа дружков-наблюдателей, с которыми есть предварительный сговор совершить дело противное природе человеческой. Старуха-мать смотрит во все глаза на вошедших, и, вероятно, узнает сына, но не успевает произнести ни слова. Она давно недомогает, давно ждет, давно цепляется за жизнь в ожидании  людской благодарности за ее жизнь. Сынок выдергивает из-под нее подушку и, накрывая старческое лицо, душит ее. Не довершив дело до конца, его сменяет подошедшая пожилая сестра, окутав подушку пуховым платком, завершает преступление. Видимо она присоединилась к поведению брата, подчинив свою мораль морали сильного гада. Мать задавили из-за желания унаследовать и продать ее дом. А сестра присоединилась из-за страха самой пострадать, одновременно, надеясь что-то получить от наследства. Слабые и сирые предпочтение отдают преступлению, так как страх и бедность, слабость и бесцельность парализуют ценности, давно вышедшие из употребления, ценности, не имеющие социального подкрепления со стороны сильных в доме своем, в своей округе. Сновидец-наблюдатель вначале был совершенно бездействен, и только сильные переживания, на мгновение опередившие события  необычностью своей (догадка пришла раньше свершившегося преступления), завладели им. Потом, когда компания сына-зека покидала дом, выходя на возвышенную улицу, словно из траншеи, сновидец ударил старой отцовской лопатой идущего в конце, да и то слегка, так как уже почти простил и пожалел преступников, или усомнился в праведности своего гнева. Последний из группы преступников с небольшой раной упал на колени.

Сон, по мнению К.-Г.Юнга доносит нам смыслы, которые раньше не были еще так ясно осознанны нашим сознанием. Сила сна (запоминаемость, эмоциональность, многомодальность восприятия) соответствует и силе событий, силе смыслов событий, которые синхронны ему.

В общих смыслах состояние России на период с 1990 до 2004 годы, опираясь на образы третьего сценария, можно символически выразить следующим образом:

1.      В затхлую страну после длительного заключения вошел сильный порок, никем не сдерживаемый.

2.      Проходя молча и уверенно мимо привычных болезней и слабостей родной и близкой женственности, мимо неподвижной спящей мужественности, жаждущие наживы сыновья душат свою родину. А она долго ждала их возвращения и благодарности, долго ждала освобождения сильных сыновей, слабо цепляясь за жизнь и прощая всех, так как в глубине души чувствовала свою вину перед ними.

3.      Продавая отцовский дом, который некому защитить, сыновья чтят иные законы, ими движут иные порочные ценности. Созидать на своей земле они не хотят и, видимо, не умеют.

4.      Банда, покидая место преступления, унося с собой наживу, последнего может подставить под удар неуверенного и понимающего наблюдателя, который вооружен отцовской старой, ветхой лопатой. А где Отец?  Отец был распят еще в 20-х годах (об этом четвертый сценарий).

5.      Допустившие преступление против Матери (страны), и присоединившиеся к нему остаются ни с чем. Кто будет источником возрождения? И наступит ли оно?

Четвертый сценарий. Сновидение от ноября 2007 года. На пустынный монастырский двор вынесли гроб с телом Патриарха Тихона. Было пасмурно. Вдоль подворья колеи от повозок. Кое-где земля перемешана с камушками, пробивается зеленая травка. Гроб поставили на землю. Два человека в черном, видимо монахи, одним из которых был я, накрывают тело грубой мешковиной. Мешковина толстая, но снизу подшита мягкой белоснежной тканью. «Не накрывай, мне дышать будет нечем, сынок», - обратился ко мне «покойник», приоткрыв ясные и светлые старческие глаза. Я стоял ближе к голове Патриарха. Во мне возникло двойственное чувство. Я должен был выполнить ритуал погребения, и одновременно с этим должен был дать возможность старику дышать. Второй монах, что был рядом, вел себя так, словно ничего не происходило. Мы оставили лицо приоткрытым…. Потом Патриарха мы куда-то понесли живого.

Возможно, память предков проснулась в русской душе именно 2007 году, накануне 90-летия патриаршества на Руси. Историки, возможно, найдут когда-нибудь свидетельства того, как именно умер Патриарх Тихон. Живым ли его положили в гроб, или нет? Но феномен сновидения мы не можем отвергнуть. Он произошел в душе человека в наше время, вызывая сложное чувство жалости, жажды мщения, и силы рода. Ведь был же Отец, и совесть у народа была. Через 90 лет его голос вновь прозвучал. Он не воззвал, но попросил «не накрывать» его, так как он еще жив. Его образ приходит во сне, в размышлениях и в исторических фильмах. Его образ оказывает на нас воздействие. Это живой архетип Отца, который кто-то когда-то отразит в себе настолько, что и другие признают в нем этот архетип. Но есть только одно но. Что за сила до сих пор управляет нами, что мы молчим даже тогда, когда видим погребаемого заживо Отца? Если же мы его спрятали, и не закопали живым, то мы тем самым прячем свою истинную природу, свою святую душу, но от кого? И это до сих пор? Это причина нашей социальной, политической и культурной двойственности жизни. Мы возродимся тогда, когда преодолеем эту двойственность.

Пятый сценарий. Сон начала 2008 года. Джордж Буш элегантно дирижирует рукой рядом с макетом многоэтажного дома, где вместо окон - дыры как у скворечника. В этих круглых дырах зажигаются красные огни. По мере его жестов они зажигаются все выше и выше. Все происходит на огромной затененной сцене, и люди радуются от успеха дирижера Буша. Общее ликование оттого, что ему удалось поднять столб красных окошек в домике почти максимально высоко. Я слышу, что речь идет и о немецком архитекторе, который получает квартиру как премию. Были мысли об успехах политики или экономики США, благодаря творчеству немецкого архитектора.

Анализируя символические образы пятого сценария, мы в какой-то степени отвлекаемся от российской тематики. Вместе с этим, если учесть что в современном глобальном мире события в странах такого масштаба как США сказываются на жизни всего мира, то можно предположить, что столь образные сценарии просто так не могут возникать в сознании россиянина. Можно смело предположить, что в пятом сценарии мы видим яркий образец перспективного мышления. Здесь образно представлен один из наиболее вероятных сценариев развития экономики США на ближайший период, который даст лидеру страны дополнительный авторитет и на политической арене.

Обобщая сказанное, можно констатировать, что нашему анализу были доступны на первый взгляд субъективные образы восприятия социально-политической реальности российской действительности. Но так как в них сложно не заметить архетипическую символику, то можно утверждать, что сценарии архетипичны по своей сути, и субъективная составляющая у них не столь уж велика. В первом сценарии – архетип тотемного животного – Медведя, расчленение которого ассоциируется с расчленением страны. Во втором сценарии – религиозная тема переплелась с символами России, тем самым, давая нам материал для размышлений о судьбе символов веры. В третьем – архетип Матери предстал столь ярко и трагично, что сложно удержаться от отождествления с судьбой России и ее основных социальных групп. Четвертый сценарий дает нам пищу для размышления над архетипом Отца, который в советский период официально отождествлялся с образами отцов нации, но фактически был утерян, и в настоящее время – не воплощен в политических или социальных лидерах. В пятом сценарии мы выходим на глобальный уровень обобщения, прогнозируя в символической форме ближайшие перспективы развития страны  лидера мировой политики.

Анализ субъективных образов по всем параметрам часто далек от беспристрастности и объективности, выраженной в цифрах, графиках или в геометризованных объектах, но они имеют и неоспоримое преимущество – живость и яркость. Дополнительный психоанализ может помочь нам отделить чистую и живую субъективность от объективных параметров жизни. Особенно это эффективно, если мы имеем набор архетипических сценариев об одной стороне жизни страны, но от разных экспертов. Это не метод Дельфи, это уже что-то иное, наше, доморощенное, но вселяющее надежды на то, что познание сокровенного настоящего, прошедшего и будущего нам может стать доступно. Также я надеюсь, что, анализируя образы ИСС, которым свойственна предельная искренность, мы избавимся от фальши обыденной жизни и пробьемся к творчеству, которое способно разорвать порочный круг социально-политического подражательства.  

 

8 марта 2008 года

С.А.Кравченко

реклама

реклама

© 2008- 2011, Центр предвосхищения
© 2007-2011, Сергей Антонович Кравченко                    Персональный сайт - http://skravchenko.ru               Дата последнего изменения этого узла

 Rambler's Top100

Яндекс.Метрика