Rambler's Top100 Содержание
Домашняя   Центр предвосхищения

4.2. Футуросинергетика

По мнению Л.В.Лескова[1] парадигмальный методологический потенциал, основанный на классической науке, перестал соответствовать значительно усложнившимся условиям общественного бытия, потому целесообразно обратиться к современным достижениям  в области неклассического и постклассического научного знания. В первую очередь это идеи системного анализа и общей теории систем (А.А.Богданов, Л. фон Берталанфи). Это нелинейные принципы теории технологических циклов Н.Д.Кондратьева, концепция универсального эволюционизма и ноосферогенеза В.Н.Вернадского, получившая развитие в трудах Н.Н.Моисеева. И, наконец, это теория самоорганизующихся систем, или синергетика, приоритетные исследования в области которой выполнены  И.Р.Пригожиным, Г.Хакеном и Э.Ласло.

В качестве общего понятия, объединяющего методологический потенциал этих научных направлений Л.В.Лесков предлагает термин «универсальная теория систем» (УТС). Предмет исследований этой дисциплины состоит в моделировании современных социокультурных констелляций, их взаимодействия, динамики и переходных процессов, определении критериев устойчивого развития. «В той части этих исследований, которая ориентирована на задачи прогнозирования социокультурной динамики и установления границ разработки неразрушающей стратегии развития, можно говорить о другом варианте самостоятельного научного направления – футуросинергетике».[2]

Л.В.Лесков определяет и новое понимание будущего. Согласно его мнению, паттерны грядущего существуют до начала хода исторического процесса. И по какому бы из альтернативных паттернов ни пошел реальный исторический процесс, все, что ему не соответствует, будет отсекаться, диссипативные процессы выполняют свою работу – в этом заключается свойство аттракции. Будущее – это набор альтернативных вариантов. Знание этих вариантов открывает возможность управления вектором исторического процесса. Поскольку спектр виртуальных аттракторов ясен тому, кто обладает таким знанием, можно говорить, что будущее способно оказывать влияние на ход истории, будущее влияет на настоящее. Классическая же эпистемология утверждает, что будущее определяется прошлым. Спектр альтернативных аттракторов эволюции определяется внутренними свойствами социальной системы, а «коридоры» движения к оптимальным ветвям эволюции узки. «Свет из будущего, падающий на сегодняшний день сквозь туннель этого коридора, помогает выбрать оптимальную стратегию действия, меняет наше восприятие реальности».[3]

Л.В.Лесков отмечает фундаментальную роль случайности в саморазвивающихся системах, находящихся в зоне бифуркации и теряющих устойчивость. Он также, опираясь на теорию архетипа К.Юнга, формулирует концепцию социокультурного, или социоглюонного поля. Объектом воздействия которого является массовый человек в многомерном пространстве всей материально-духовной культуры. Согласно концепции социоглюонного поля реальным действующим лицом истории является отдельный человек (не индивид, а массовый человек), который способен воспринимать реальную жизнь только через призму мифов, порожденных массовым сознанием, идеологическими воздействиями и речами лидеров, но ему совершенно недоступны спонтанные порывы творчества. Последнее для нас особенно важно, так как мы связываем творческую способность с интуицией, а ее в свою очередь с перспективным мышлением и интуитивным предвидением, имеющим наиболее яркую выраженность в способности человека к пророчеству.

Научная программа прогнозов бедствий, катастроф и кризисных явлений современной России.

После встречи президента РФ с руководством РАН 3 декабря 2001 г., где он выделил проблему независимой экспертизы государственных решений, прогноза и предупреждения бедствий и катастроф в природной и техногенной сфере, социальных нестабильностей, как одну из ключевых задач, стоящих перед научным сообществом России, сложилась кооперация ряда исследовательских институтов, готовых взяться за решение этой проблемы.[4] Были выдвинуты концепции стратегических рисков и анализа кризисов, обоснована необходимость создания национальной системы научного мониторинга, позволяющей свести воедино необходимые информационные потоки, исследователей, и усилия структур, входящих в контур управления страной, которые имеют полномочия и ресурсы для предупреждения бедствий и катастроф.

Была разработана программа фундаментальных исследований, связанных с прогнозом бедствий и катастроф, а также кризисных явлений современной России, которая в данный момент  не работает, так как была отклонена  Президиумом РАН.[5]

Какой должна была бы быть программа научных исследований, необходимых для создания системы научного мониторинга? Главной ее целью является обеспечение наблюдаемости ряда опасных явлений и процессов, а также кризисов современной России. Наблюдаемость, обеспечиваемая системами мониторинга, прогноза и поддержки принятия решений, позволит предупреждать и эффективно парировать большой круг опасностей и угроз.

Оценка стратегических рисков, которая является главной целью программы, неотделима от стратегического прогноза, от долгосрочных ориентиров, от оценки коридора возможностей страны, от ключевых задач, которые стоят перед российским обществом. Программа носит междисциплинарный и системный характер. Результатом работы исследователей должна быть работающая система научного мониторинга, позволяющая оценивать наиболее важные кризисные явления в развитии страны, динамику многих опасных явлений и процессов в различных сферах. Авторы программы ожидают, что её выполнение приведет к созданию ряда крупных экспертных организаций, обслуживающих правительство и крупнейшие российские предприятия. Основой единого подхода к родственным задачам из разных областей знания берется синергетика. В основе которой лежит представление о наличии универсальных закономерностей поведения сложных систем.[6]

«Для многих систем, склонных к катастрофическому поведению, на нынешнем уровне развития науки не представляется возможным предложить детальные математические модели, обладающие предсказательной силой, поэтому прогноз приходится строить иначе. Вместо детального описания процесса подготовки катастрофы используются общие свойства нелинейных динамических систем».[7] Гигантские события имеют предвестников в виде предшествующих событий меньшего размера. Структура предвестников в самоорганизованных критических системах может зависеть от особенностей рассматриваемых явлений. Исходя из универсальности катастрофических процессов, авторы ожидают, что алгоритмы выявления предвестников и прогноза гигантских событий, построенные и доказывающие свою эффективность на одном материале (сейсмология), могут быть с успехом перенесены на другие (экономика, социология).

Не абсолютизируя синергетическую методологию прогнозирования социального будущего, можно все же сказать, что это постмодерн социального прогнозирования.

 

Малинецкий…и синергетика

Лесков и Футуросинергетика.

 

Вывод…


 

[1] Лесков Л.В. Футуросинергетика: универсальная теория систем. Научно-методическое пособие. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2005. – 170 с., с. 5-6.

[2] Там же, с. 6.

[3] Там же, с.51.

[4] Малинецкий Г.Г., Оспов В.И., Львов Д.С., Митин Н.А., Гусев А.В., и др. Кризисы современной России: Научный мониторинг // Вестник РАН. 2003. №7. С.579-593.

[5] Там же.

[6] Будущее России в зеркале синергетики  / Под ред. Г.Г.Малинецкого. М.: КомКнига, 2006. – 272 с.

[7] Там же, с.147.

реклама

реклама

 © 2007-2011, Сергей Антонович Кравченко                    Персональный сайт - http://skravchenko.ru                Дата последнего изменения этого узла

 Rambler's Top100

Яндекс.Метрика