Кумир

Клиент. Что можешь ты, психолог?

Психолог. Могу многое, если этого желает и клиент.

Клиент. А если я захочу, чтобы ты сделал из меня другую совершенно личность?

Психолог. Если сейчас ты в иной личности живешь, то могу и это!

Клиент. Что значит в иной личности жить?

Психолог. Живешь жизнь иной личности тогда, когда себя не знаешь и всю свою сознательную жизнь подражаешь кому-то. В связи с этим становишься даже похож на эту личность.

Клиент. И как это определить, чью жизнь я живу, свою, или другой личности?

Психолог. Диагностику можно начать с того, что определить твоих кумиров и задаться вопросом, что именно ты делаешь в своей жизни, подражая своим кумирам?

Клиент. Мои кумиры. Наполеон, например. Но я мало что делаю, подражая ему. Разве что – вспоминаю о нем, когда есть несколько вариантов решения проблемы. Насколько я помню с того, что о нем читал, он всегда просчитывал все варианты решения проблем, и если наступал один из них, то у него уже были на данный вариант продуманы и варианты поведения. Но я не могу сказать, что он мой кумир. Я просто в молодости, прочитав о нем книгу Тарле, взял себе на вооружение несколько его жизненных принципов и правил.

Психолог. Да, это не кумир. Давай подумаем еще. Возьми, например, другую сферу жизни, например, отношения с женщинами.

Клиент. Здесь я, конечно же, чаще всего вспоминаю Стендаля и его произведение «О любви».

Психолог. Что именно и как часто?

Клиент.  Стендаль был офицер наполеоновской армии, вернулся с России и писал. Его роман «Красное и черное» я отлично  знаю, и его главный герой Жюльен Сорель мне был в свое время очень симпатичен. Видимо, он и стал кумиром для меня в поведении с женщинами. А трактат «О любви» - просто расширил мое видение вопроса взаимоотношений с противоположным полом. Да! Все именно так.

Психолог. Почему так далеко во времени отстранены ваши предпочтения в выборе образцов для подражания.

Клиент. Видимо потому, что в настоящем времени все как-то мелко. Сложно нынче стало с образцами.

Психолог. Таким образом, круг наметился: Наполеон, в армии которого служил Стендаль и герой романа Стендаля Жюльен Сорель, который считал Наполеона своим кумиром. Я правильно понял?

Клиент. Я прибавлю. Такими героями, кумирами для меня являются и офицеры белой гвардии. Те из них, которых я не знаю. У меня есть какой-то собирательный образ таких офицеров. Словно душа содержит о них всю память. Они ушли, а моя душа полна восхищения этим сословием. Они имели честь и достоинство. Они могли умереть за родину, но честь отдавать не собирались никому. Лунин, например, декабрист, в свое время вызвал на дуэль самого великого князя, или императора.

Психолог. Но Лунин не белый офицер.

Клиент. Они все – белая кость, высшая каста. Образец для молодого мужчины. Они были воины, и мужского начала у них было в изобилии.

Психолог. Так, есть кумир, который не имеет имени и лица? Но у него есть свои определенные черты, которым вы стремитесь по мере сил подражать?

Клиент. Да. Но не всегда.

Психолог. В те моменты, когда вы соответствуете своему кумиру, назовем его Белый офицер, вы удовлетворены своей жизнью?

Клиент. Да! Более того, я испытываю чувство восторга. Но чаще всего подражание их поведению рушит все вокруг меня, я выхожу из-под всякого контроля, становлюсь совершенно независимым и, естественно, не при делах, так как ухожу или меня уходят с работы. Рвутся всякие отношения и … . В общем, вы меня поняли!

Психолог. Да! Я понял. Только возникает вопрос. Вы в эти мгновения проявляете свою суть, или на вас, как говориться, что-то находит, руководит вами?

Клиент. Точно сказать не могу. И то, и другое, кажется ….

Психолог. Давайте поищем еще. Что вам снится на эту тему?

Клиент. Определите тему, пожалуйста.

Психолог. Тема о кумирах ваших. Я имел ввиду то, что вам сниться относительно личностей, которыми вы можете восхищаться. Как часто вам снятся белые офицеры?
Клиент. Кажется, никогда!

Психолог. Так! Тогда еще один вопрос. Что вы скажете относительно нашего диалога? Мы с вами приблизились к чему-то сокровенному в вашей душе, но что от нас ускользнуло?

Клиент. Да. Мы были где-то очень близко к какой-то сердцевине моей сути …. Она, возможно, как-то связана с памятью предков. В нашем роду и по линии отца, и по линии матери предки были связаны с народной вольницей, умели работать и головой и телом, воевали …. Были сны про отца и дедов. Они, словно говорят со мной во сне, что-то пытаются передать мне, но их опыт, кажется, устарел ….

Психолог. Наше время требует особой адаптации и специальных знаний. Вы считаете, что ваша память предков этому не способствует? Разве она вас не укрепляет в настоящей жизни?

Клиент. Укрепляет! Настолько укрепляет, что хочется все бросить и уехать в дом деда и отца, который стоит полуразрушенный, и в котором никто не живет!

Психолог. Что же вас держит здесь? В суете, в шуме и в другом, что вам не совсем по душе?

Клиент. Вы хотите сказать, что у меня есть кумиры, которые не могут без этого? Сталин!

Психолог. Сталин ваш кумир?

Клиент. Нет! Вернее, думаю, что нет! Но его во мне много и об этом я знал, но говорить не хотел с самого начала. И сейчас мне не совсем приятно об этом говорить. Я не он, я не хочу быть таким, но я иногда думаю словно из него самого. Другими словами, смотрю на мир и мыслю как он. Иногда представляю, что мог бы поступить очень жестко относительно воров во власти. Во мне есть его аскетизм, я смог бы как он стрелять из окна по воронам в своем саду и стрелять за коррупцию, как это делают сейчас в Китае.

Психолог. Вместе с этим разрешите задать еще один вопрос. Что вы думаете о себе, когда остаетесь совершенно одни, у вас все есть и вам никто не мешает?

Клиент. Этого пока не было еще. Я об этом мечтаю. Я знаю, что я хочу в это время. Я хочу построить часовню, небольшой храм на опушке леса. Зажечь там вечером свечу и осветить ею образ Христа. Чтобы никто мне не мешал даже тем. Что потенциально может войти еще. Я не против того, что бы кто-то заходил в эту часовню. Но не в это время!

Психолог. У вас нет места и времени для молитвы? Что для вас молитва?

Клиент. Обращение к себе. Но не для себя самого. Для всех. Не я один такой, потерянный ….

Психолог. Что вы имеете ввиду?

Клиент. Страна потерянная, люди без лиц, лидеры – тени! Вот что я имею ввиду!

Психолог. Вернёмся к первоначальной задаче. Мы с вами проводили поиск ваших кумиров с целью определить свою ли жизнь вы живете, или подражаете своей жизнью другим.

Клиент. Нет, я не хочу этой задачи. Мне все ясно. Я обставился атрибутами образцов красивых людей, сожалея, что в другие времена живу, что нет возможности проявить подобное поведение, что нет таких сословий. Все это уход от решения задач жизни.

Психолог. Вы видите свои задачи?

Клиент. Да. Я вижу свои задачи. И они не только мои. Спасибо! На этот раз мне достаточно. Я избавился от той игривости и лжи в мышлении и поведении. Мое лицо сейчас, видимо, только мое и мысли, и чувства только мои. Мне надо их пережить. Это, видимо, и есть я сам.

 


Словарь

Кумир, а, м. (книжн. поэт.). 1. Изваяние языческого божества, идол. 2. перен. Предмет слепого поклонения. Созревших барышень кумир, приехал ротный командир. Пушкин.
Кумиры - статуи античных богов, царей и т. п..
Кумир - божество, переносно. тот, кто служит предметом восхищения, поклонения.
Кумир - то, что признается единственно достойным поклонения, является предметом исключительной преданности, служения, смыслом жизни и т. п. кого-либо.

Примеры

Не сотвори себе кумира – заповедь.

* * *
Не сотвори себе кумира
Из невеликих мелочей -
Из обстановки и квартиры,
Из посещения врачей,
Из воскресенья и субботы,
Из размышлений о судьбе.
В конце концов, не в наши годы
Унынье позволять себе.

Не сотвори себе кумира,
Ведя житейские бои,
Из неизбежных и унылых
Подсчетов прибылей своих.
И может, ты прошел полмира
В исканьях счастья своего -
Не сотвори себе кумира
Ни из себя, ни из него.

Не сотвори себе кумира
Из памяти своей земли,
Из тех бойцов и командиров,
Что до победы не дошли.
Из истин - выбери простые,
Что не подвластны временам,
И сотвори себе Россию,
Как сотворила нас она!

12-18 мая 1974

Визбор Ю.И. Сочинения. В 2-х томах. Том 1: Стихотворения и песни /Сост. Р.Шипов, худож. В.Крючков - М.: Локид, 1999. - 559 с.; ил. ("Голоса. Век XX").