Этика предвосхищения

Введение

Настоящий этический кодекс возник из научной целесообразности, так как при разработке метода предвидения с помощью ИСС, мы столкнулись с этическими проблемами, только при решении которых становится возможным дальнейшее продвижение. Более того, современный научный подход неминуемо предполагает этическую составляющую в любой теории и технологии.

Размышляя над этой стороной деятельности в сфере предвосхищения будущего вполне логично взять основы этики из жизни известных представителей данной сферы человеческой деятельности, например, М.Нострадамуса, Ванги, Э.Кейси, Авеля, В.Мессинга и др., так как они имели в своей жизни опыт решения этических проблем, связанных с предвосхищением будущего. Более того, возможно, именно своеобразие их моральных принципов позволило им стать таковыми.

Итоговые обобщения по данному вопросу уже содержаться в некоторых научных трудах, например, в работе Величко И.А. "Пророчество как особый способ предвосхищения социального будущего". Некоторые пункты этики мы возьмем из опросника, который уже был опробован в исследованиях предрасположенности человека к предвидению. Данные пункты могут стать основанием и для программы обучения предвидению будущего.

Некоторая противоречивость в этическом кодексе возможна, так как единства мнений по этому вопросу нет даже в Царствии небесном (см. История возникновения Ватопедской иконе Богоматери).

Первый и основной вопрос этики

Основной этический вопрос звучит так: что делать со знанием будущего? Утаить или предать гласности? Если предать гласности, то пред кем? При этом следует учесть два эффекта:

1. Самореализация пророчеств, и их
2. Самоуничтожение.

В первом случае, если предвидения нет как феномена, пророк становится его творцом. Во втором случае, если предвидение есть, он становится его отрицателем, так как предвосхищая его, он может его тем самым предотвратить.
Данный вопрос существует не только в сфере сознания, но и на архетипическом уровне, становясь тем самым частью основания современной культуры. Он, например, нашел свое отражение в истории христианской религии. Иллюстрацией и доказательством данного утверждения является история возникновения Ватопедской иконы Божией Матери, где мнение Младенца Христа разошлось с мнением Матери Божией относительно предсказания опасности монахам (см. Оппоненты).

На основной этический вопрос в нашем случае существует два ответа и одно предположение:

1. Для доказательства феномена предвидения будущего - надо молчать о факте такого предвидения, тем самым доказывая только самому себе факт его существования;
2. Для предотвращения нежелательного будущего - надо говорить о нем, коль оно стало доступно для восприятия и понимания, тем самым делая его менее вероятным в будущем, и менее доказуемым как феномен.
3. Есть предположение, что в самом факте предвидения заложен и ответ на вопрос, что с ним делать. Этот ответ надо просто распознать среди предвестников будущего.

Эти ответы не дают нам знаний для решения научной проблемы: существует ли предвидение будущего, так как научный метод предполагает доказательство утверждений другому наблюдателю и их проверяемость другим наблюдателем. Событием в науке является только то, что может наблюдаться более чем одним наблюдателем. В нашем же случае, когда мы делаем предвидение о будущем предсказанием для других, то оно может самореализоваться или самоуничтожиться. Другими словами, как только помимо самого провидца возникает еще хотя бы один наблюдатель предвидения, оно становится подверженным самореализации или самоуничтожению. Подобный феномен является проблемой не только в современной науке. (см. Наблюдатель).

Вероятно, в вопросе доказательства существования предвидения будущего следует сделать поправки в научном методе познания, доверяя фактам и обобщениям одного наблюдателя (т.е. только самого провидца), которые не могли стать таковыми для других наблюдателей. Здесь главным становиться вопрос доверия, вопрос правдивости единственного наблюдателя, другими словами чисто этический вопрос, который можно считать частью научного метода.

Второй вопрос этики

Он звучит так: зачем нам знание о будущем, и кто должен этим заниматься?

Если основной вопрос «что делать со знанием будущего» возникает у самого провидца в тот момент, когда знание о будущем уже пришло, то второй вопрос «зачем оно нам» возникает уже у других, или у самого же провидца, когда он немного отстраняется от своей способности, и пытается сделать иной выбор. Например, он думает, а не лучше ли жить без каких-либо предвидений и предсказаний, отказаться от самого факта существования способности человека к предвидению, отрицать факты предвидений, предсказаний и т.п.?

Некоторые ученые отрицают факты интуитивных предвидений и предсказаний, тем самым отрицая сам предмет исследования. В религии иногда приписывают пророческие сны дьяволу, а сами пророчества, на которых в значительной степени построена сама религия, связывают только с историческими пророками. В бытовом сознании есть мнение, что предвидение убивает интерес к жизни. Со всем этим можно поспорить, и этому в значительной степени служит сайт Центра предвосхищения.

Чей это предмет исследования?

Следующая проблема в том, что бытует устоявшееся даже среди ученых и людей достаточно образованных мнение, особенно в странах, переживших тоталитарный режим, что предвосхищением будущего серьезно занимаются только «там», показывая при этом пальцем вверх, имея ввиду верховную власть, спецслужбы или Божественный мир. Сторонники данного мнения отказывают тем самым обычному земному исследователю в праве на знание о будущем и на способность его предвидеть.

Основные принципы и природа провидца

В процессе предвосхищения сложно сохранять открытость лица и имени.
Важно иметь мужество быть самим собой, и не прятаться за маски и роли, не уходить в тень, и не опускать глаза, когда все вокруг очень нелицеприятно. Отсюда вытекают основные принципы.

Основные принципы. История и опыт нам подсказывают основные принципы поведения при исследовании способности человека к предвидению и при построении технологии предвидения будущего. Они могут быть следующими: открытость, правдивость и стойкость во что бы то ни стало. Основные принципы затрагивают и основные ценности.

Что надо провидцу в этом мире? Опыт вхождения в глубокие ИСС подсказывает нам еще одну проблему, которая находится на грани этики. Более того - она за гранью добра и зла. Другими словами, что бы достичь состояния сознания, в котором возможно постижение будущего, следует хотя бы на некоторое время отказаться от всех земных ценностей, и тем самым способствовать выходу за пределы всего, что нужно человеку отдельному. «Мне ничего не надо в этом мире» - вот выражение, которое может отразить то состояние этической пустоты, которая сопровождает провидца на пути к постижению вечности и безвременья, где на наш взгляд и следует искать предвестники будущего.

Природа провидца шире любой этики. Несмотря на то, что в процессе пути к безвременью провидцу «ничего не надо в этом мире», во время же самого восприятия будущего провидец все же переживает как обычный человек, включая все свои чувства, и выносит опыт переживания в настоящее время. Таким образом, в личности провидца есть как минимум две личности, та, что выходит за пределы морали, и та, что в ней живет. И какой бы этический кодекс мы не сочинили, природа провидца шире любой этики. В крайнем случае, она шире этики одной культуры, или локального этноса.

Процесс глобализации способствует появлению людей, склонных к общечеловеческой этике, тем самым создавая почву для взращивания тех, кто в свое время выйдет за рамки общечеловеческой морали, тем самым приблизившись к состоянию безвременья, где возможно переживание будущего.

Расширяя рамки морали, мы расширяем круг людей, способных к предвидению. Опыт выхода из глубоких ИСС, где переживается трагическое будущее, говорит нам, что сознание под давлением морали часто вытесняет память о вероятном будущем в подсознание, что и происходит у многих. Психика, устраняя память о будущем, делает способность к предвидению будущего редкой и даже уникальной способностью среди людей. Если же человек расширяет рамки своей морали, тем самым позволяя памяти сохранить знание о будущем, прошлом или ином, выходящем далеко за рамки мира человека, то ему грозит опасность выпасть из рамок окружающей его морали в настоящее время, становясь изгоем! Сознание личности при этом расширяется не только в будущее и в прошлое, но и в иные миры настоящего, в том числе - растительного и животного.

Психическое здоровье и техника безопасности

Провидец должен быть готов к тому, что многие усомнятся в его душевном здоровье во время его предсказаний. Вместе с этим только история его жизни и поддержка людей, хорошо его знающих, могут его поддержать. Здесь не последнюю роль может сыграть и профессиональное сообщество, в которое он может входить, например, наш Центр предвосхищения.

Психическое здоровье предполагает моральное благополучие. Но при большом расширении границ морали провидец выходит на грань психического здоровья, как и многие другие творческие личности. Рамки психического здоровья становятся тесными для человека с даром предвидения. Особенно, если он не осознает безрамочности своего восприятия как провидца, и не понимает отличий этой безрамочности от обыденной морали.

Юродивые на Руси были «божьими людьми» именно из-за своей способности выходить за рамки психического здоровья, пророчествовать и воспринимать еще что-то беспредельное из безвременья и вечности.

Дар к предвидению может быть основной причиной психического расстройства (см. книгу Самохвалов В. П. Психический мир будущего). В данных рамках психическое здоровье – это отсутствие дара предвидения.

В итоге можно утверждать, что необходимым элементом технологии предвидения будущего является такая техника безопасности труда, которая позволит провидцу выдержать все нагрузки. Наиболее подходящим методом для решения этой проблемы является метод Лицо личности на основании маскотерапии Г.М.Назлояна, показавший свою эффективность в работе с душевными расстройствами.

Одиночество, награда и судьба

Фраза из письма «встретил сайт Центра предвосхищения, и стало не одиноко» свидетельствует о ценности Центра предвосхищения для человека, который считал себя одиноким среди людей «нормальных». В образе виртуального Центра нам удалось создать сообщество людей, исследующих феномен предвидения, тем самым помогая ощутить им свою принадлежность к группе себе подобных, и не чувствовать себя в оппозиции ко всему миру. Таким образом, Центр способствует удовлетворению одной из базовых потребностей человека - потребности в принадлежности к группе, в причастности, в поддержке.

Чувство противопоставления себя миру свойственно всем провидцам, если они живут в рамках локальной социальной группы. Сеть Интернета помогает нам расширить рамки социальных контактов до рамок всего человечества. Потому одна из основных функций Центра предвосхищения – это поддержать провидцев, и дать им понять, что они не одиноки в этом мире.

Отказаться или утвердиться? Настрадавшись, провидец может отказаться от своих способностей, тем самым подстроившись под общераспространенную мораль, или еще более утвердиться в своей уникальности. Мы настроены на то, чтобы количество людей склонных к предвидению росло, тем самым способствуя развитию и большей адаптации к опасностям жизни окружающих нас людей.

Вознаграждение за предвидение. Э.Кейси за свои ясновидения брал такое вознаграждение, которое определял сам дающий, Ванга – в том числе. Как решить эту проблему для современных провидцев? Данный вопрос остается открытым.

Предвидение и предсказание – работа или судьба? Чаще всего предвидение происходит само по себе, и его можно только ожидать, как погоду, или ненастье. Авель предсказывал вопреки всему, и сидел в тюрьме за свои книги неоднократно, что мало повлияло на его способность и характер жизни.