3.3.1. Прозрение профессора.

Глава 3. Эпилог и перспективы

3.3.1. Прозрение профессора.

Распятие Христа и все его шаги были предвосхищены, и он об этом знал. Но его путь был только сквозь эти испытания. В противном случае он бы пошел путем не своим. В его случае это было возможно?
Профессор приносит образ сновидения, в котором он видел распятую Россию. Перед сном давал себе установку увидеть будущее России.
- Быть ближе к себе, и это есть путь к пророчеству, но это еще не гарантия.

Иллюстрация С.А.Кравченко о предвидении будущего РоссииВижу популярную ведущую телевидения. Она что-то говорит. «У вас красивые губы», – говорю ей. Она приближается и мы легко целуемся. Потом мои руки следуют по ее телу. Она очень близка. Я чувствую все ее тело и даже больше. Потом все как-то отстраняется от меня, и я наблюдаю как ее, уже распятую, трое поднимают с крестом, завершая насилие.

В просоночном состоянии понимаю, что это Россия, которую вначале обожают, потом целуют и обследуют ее тело, далее совершают с ней публичное насилие, одновременно распиная. «Перфоменс»,  - звучит во время распятия. Исполнители участвуют в динамическом произведении искусства, где распятая и изнасилованная – жертва этого искусства. Я чувствую, что мои хорошие чувства  к красивой женщине постепенно переросли в неконтролируемое насилие и публичное распятие. Распятие без воскрешения и вознесения, распятие с умиранием на кресте и вечным позором.

Но он не знает, что с этим образом делать, он готов передать ответственность за эту догадку другим.
В России уже выработалась привычка отвергать в себе способность предвидеть будущее не только других, но и свое личное.

Эту функцию в свое время выполнил Маркс, предрекая развитие всего человечества через пролетарскую революцию.
Советская власть имела уже проработанную перспективу светлого будущего, к которому все должны были стремиться, а наука должна была обслуживать данное стремление.
Я же предлагаю технологию, которая дает право каждому увидеть свое будущее, поучаствовать в его коррекции или развитии и реализации.
Я также посягнул на великих пророков, снизив их статус до обычной психической функции – предвосхищение будущего.
Это не так, я не снижаю роль пророков, так как помимо способности к предвидению будущего, необходимо еще много качеств личности, наряду с самопожертвованием ради высших идеалов.
Профессор же не готов находиться даже в одиночку со своим провидением, и потому пришел поделиться, осознавая, что тогда внутреннее напряжение его оставит, и он сможет заняться другим. А может даже через некоторое время забыть совершенно, что он смог в один момент своей жизни приблизиться к вершине своей личности, которую оставил, так как на этой вершине не уютно и одиноко, опасно и где-то рядом Бог.
Есть отличная форма предвосхищения будущего – научная фантастика. Художественное произведение, что с него возьмешь? И пророк защищен, и образ будущего вынесен в социальную среду. Люди читают, думают, а некоторые и догадываются. А если все происходит после смерти писателя и после того, как свершилось его пророчество, бывшее в свое время фантазией, то и вообще все гладко. Люди восхищаются проницательностью автора, и тому, что никто из этого не сделал никаких выводов в свое время, и потому все произошло именно так, как он предвидел. Хороший пример с Титаником.