Первый и основной вопрос этики

Основной этический вопрос звучит так: что делать со знанием будущего? Утаить или предать гласности? Если предать гласности, то пред кем? При этом следует учесть два эффекта:

1. Самореализация пророчеств, и их
2. Самоуничтожение.

В первом случае, если предвидения нет как феномена, пророк становится его творцом. Во втором случае, если предвидение есть, он становится его отрицателем, так как предвосхищая его, он может его тем самым предотвратить.
Данный вопрос существует не только в сфере сознания, но и на архетипическом уровне, становясь тем самым частью основания современной культуры. Он, например, нашел свое отражение в истории христианской религии. Иллюстрацией и доказательством данного утверждения является история возникновения Ватопедской иконы Божией Матери, где мнение Младенца Христа разошлось с мнением Матери Божией относительно предсказания опасности монахам (см. Оппоненты).

На основной этический вопрос в нашем случае существует два ответа и одно предположение:

1. Для доказательства феномена предвидения будущего - надо молчать о факте такого предвидения, тем самым доказывая только самому себе факт его существования;
2. Для предотвращения нежелательного будущего - надо говорить о нем, коль оно стало доступно для восприятия и понимания, тем самым делая его менее вероятным в будущем, и менее доказуемым как феномен.
3. Есть предположение, что в самом факте предвидения заложен и ответ на вопрос, что с ним делать. Этот ответ надо просто распознать среди предвестников будущего.

Эти ответы не дают нам знаний для решения научной проблемы: существует ли предвидение будущего, так как научный метод предполагает доказательство утверждений другому наблюдателю и их проверяемость другим наблюдателем. Событием в науке является только то, что может наблюдаться более чем одним наблюдателем. В нашем же случае, когда мы делаем предвидение о будущем предсказанием для других, то оно может самореализоваться или самоуничтожиться. Другими словами, как только помимо самого провидца возникает еще хотя бы один наблюдатель предвидения, оно становится подверженным самореализации или самоуничтожению. Подобный феномен является проблемой не только в современной науке. (см. Наблюдатель).

Вероятно, в вопросе доказательства существования предвидения будущего следует сделать поправки в научном методе познания, доверяя фактам и обобщениям одного наблюдателя (т.е. только самого провидца), которые не могли стать таковыми для других наблюдателей. Здесь главным становиться вопрос доверия, вопрос правдивости единственного наблюдателя, другими словами чисто этический вопрос, который можно считать частью научного метода.