Сергей Кравченко – гость Вадима Тихомирова и Ольги Кокорекиной

Студия радио Маяк 29.11.2009 15:05 ""

Гость: Сергей Кравченко - специалист Института исследований природы времени

 
КОКОРЕКИНА: Не так давно президент выступил с инициативой или, точнее, предложил поразмышлять на тему: не сократить ли в России количество часовых поясов.
 
ТИХОМИРОВ: И поэтому мы решили пригласить к нам в студию специалиста Института по изучению природы времени при Московском Государственном университете имени Ломоносова Сергея Кравченко. Здравствуйте, Сергей!
 
КРАВЧЕНКО: Добрый день!
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, скажите, пожалуйста, вот на ментальном уровне, зачем президент послал месседж стране: давайте поменяем часовые пояса, давайте откажемся от летнего, от зимнего времени? С чем это связано?
 
КРАВЧЕНКО: Мое личное мнение, когда я об этом услышал, у меня сложилось сразу такое впечатление: первое лицо решило дать новую точку отсчета, это точно: логически, политически, экономически новая точка отсчета. Такое ощущение, как будто бы есть возможность дать стране начать жить в новом времени.
 
КОКОРЕКИНА: Понятно, выходим из кризиса с новым временем.
 
КРАВЧЕНКО: Точно так же, если мы переносим на человека, с чисто психологической точки зрения. Если вы хотите начать с понедельника новую жизнь - утром вставать, идти на пробежку и так далее, у вас начинается новый ритм, у вас начинается новый режим дня, новый режим отношений. Возможно, это происходит, когда вы вдруг переходите на новое место работы. Тоже новый ритм, новое движение уже.
 
ТИХОМИРОВ: Вы знаете, я вдруг вспомнил: а дедушка Ленин что сделал в первую очередь, когда они пришли к власти? Они поменяли календарь.
 
КРАВЧЕНКО: Да. И это произошло во время Петра Первого.
 
ТИХОМИРОВ: Да, Петр Первый изменил нам новый год.
 
КРАВЧЕНКО: Получается такое ощущение, как будто новая эпоха начинает новый отсчет времени, новые ритмы жизни. И огромный организм России, если его взять как огромный такой организм, на 11 часовых поясов…
 
ТИХОМИРОВ: Эко вы копнули…
 
КРАВЧЕНКО: Да, это теория Геи, в экологии очень принята - Земля как единый организм. А мы берем Россию как единый организм, который пульсирует в 11-часовом ритме, представьте: 11 частей тела, которые пульсируют по-своему. Если их немножко укрупнить, возможно, этот огромный организм будет чувствовать себя более целостно.
 
ТИХОМИРОВ: Логично. Теперь вопрос стоит второй: а как будет целостно реагировать наш организм на эти изменения во времени?
 
КРАВЧЕНКО: Даже то отношение к самому событию, что предлагается изменить ритм жизни страны в определенных часовых поясах, уже вызывает некоторый стресс у энергетиков, у транспортников, у людей простых, которые встают по солнцу и ложатся с ним. Но я думаю, что это больше относится к тому, что время имеет некоторое табу, что-то такое связанное с космосом, с солнцем, с луной, с нашим засыпанием и просыпанием, это некоторый рубеж ухода в какие-то измененные состояния сознания или бодрствования. Получается, время - это что-то за пределами нашей жизни, потому что жизнь ведь тоже во времени течет. И жизнь страны во времени. И тут вдруг власть решила сделать поступок в рамках категории времени, и это очень серьезно, всех как-то это немножко взвинтило, взбудоражило.
 
КОКОРЕКИНА: А можно задать вопрос: вообще откуда пошли часовые пояса в их нынешнем виде?
 
КРАВЧЕНКО: В Америке еще в 1879 году в связи с развитием транспорта, связи вдруг задумались, что местное время не совпадает со временем мировым, так можно сказать. И потом это подхватила Европа, и уже к 29-му году почти весь мир перешел на эти часовые пояса. Хотя Россия начала этот отсчет где-то с 17-го года.
 
ТИХОМИРОВ: Вы знаете, меня волнует другой вопрос: зимнее и летнее время. Вот скажите, больше пользы или вреда в переходе с зимнего на летнее время?
 
КРАВЧЕНКО: Если действительно вернуться к теории стресса и обстоятельно посмотреть на всех граждан, все-таки это десятки миллионов людей, которые будут затронуты, одномоментно будут затронуты вот этим стрессом перехода на какой-то особенный ритм жизни. И, вероятнее всего, что третья часть будет переживать это достаточно выраженным стрессом. Если это выраженный стресс, то он может продлиться несколько недель, а то и месяцев. Некоторые, возможно, не адаптируются, особенно это коренные малочисленные народы севера, они как по восходу солнца вставали, так и будут вставать, как по заходу солнца ложились, так и будут.
 
ТИХОМИРОВ: Смотрите, Сергей, давайте по Москве, у нас сейчас перевели время на зимнее. Я теперь просыпаюсь - солнце светит, зато в полчетвертого уже темень, ничего делать не хочется, потому что темнота. Но дело не в том. По большому счету, если чуть-чуть сдвинуть в том или ином регионе время на час, никто этого не заметит.
 
КРАВЧЕНКО: В какой-то степени - да. Тем более, что если учесть, что в году два раза мы его смещаем туда и обратно, то если это произойдет еще один раз, разово на всей территории России, и мы одновременно сдвинем свои пояса и укрепим это все, и перестанем скакать на летнее и зимнее время, лично моя точка зрения - для всех будет хорошо. И стресса дважды в год мы переживать не будем, а мы будем жить просто в своем времени.
 
Полностью интервью слушайте в аудиофайле на странице источника - Радио Маяк.