Второй вопрос этики

Он звучит так: зачем нам знание о будущем, и кто должен этим заниматься?

Если основной вопрос «что делать со знанием будущего» возникает у самого провидца в тот момент, когда знание о будущем уже пришло, то второй вопрос «зачем оно нам» возникает уже у других, или у самого же провидца, когда он немного отстраняется от своей способности, и пытается сделать иной выбор. Например, он думает, а не лучше ли жить без каких-либо предвидений и предсказаний, отказаться от самого факта существования способности человека к предвидению, отрицать факты предвидений, предсказаний и т.п.?

Некоторые ученые отрицают факты интуитивных предвидений и предсказаний, тем самым отрицая сам предмет исследования. В религии иногда приписывают пророческие сны дьяволу, а сами пророчества, на которых в значительной степени построена сама религия, связывают только с историческими пророками. В бытовом сознании есть мнение, что предвидение убивает интерес к жизни. Со всем этим можно поспорить, и этому в значительной степени служит сайт Центра предвосхищения.

Чей это предмет исследования?

Следующая проблема в том, что бытует устоявшееся даже среди ученых и людей достаточно образованных мнение, особенно в странах, переживших тоталитарный режим, что предвосхищением будущего серьезно занимаются только «там», показывая при этом пальцем вверх, имея ввиду верховную власть, спецслужбы или Божественный мир. Сторонники данного мнения отказывают тем самым обычному земному исследователю в праве на знание о будущем и на способность его предвидеть.